Его английский казался чересчур правильным

Просмотров: 153

До завтрака в кают-компании оставалось более двух часов, и я не знал, чем заняться.

Загудел зуммер телефона. Говорил капитан:

— Не спите, доктор? Я сейчас к вам лоцмана пришлю. Сердце, говорит, разболелось.

Лоцмана звали Феррейро Кауту. Это был грузный мужчина лет пятидесяти с иссиня-черной лысиной, обрамленной венчиком седых волос. Похоже, у него была стенокардия. Посасывая таблетку валидола, Кауту рассказывал:

— Боль приходит вместе с усталостью. Никак не соберусь к врачу. Все времени не хватает.

Его английский показался мне чересчур правильным, как у школьного учителя. Так на море не говорят.

— Да и у какого моряка, доктор, не болит сердце?! Я уже и курить бросил, и спиртного в рот не беру, а оно все болит.

На снятой кардиограмме зубец Т в двух отведениях оказался несколько сглаженным, впрочем, это еще ни о чем не говорило.

— Боль прошла?— спросил я.

Он поднялся с кушетки, поморщился.

— Да что-то не совсем, доктор. Она вроде бы свернулась в комочек. — Он ткнул пальцем в грудь, поросшую частым кустарником седых волос. — Прямо за костью сидит.

Нитроглицерин снял боль в течение минуты, и Кауту, довольный, заулыбался.

— Такая маленькая таблеточка и надо же…

— Когда пойдем в порт?— спросил я, вписывая в амбулаторный журнал своего раннего визитера.

— Когда четвертый причал освободится. Думаю, минут через тридцать — сорок… А вы мне не подарите волшебных таблеточек, доктор? Ну хотя бы несколько штук?

Все африканцы любят лечиться у судовых врачей. Первые пациенты объявляются уже в Суэцком канале, часа через два-три после выхода из Порт-Саида. Обычно это швартовщи-ки, идущие по каналу на борту судна, реже — электрики и лоцманы. На стоянках в судовой амбулатории появляются таможенники, стивидоры, тальманы, шипчандлеры, грузчики, вочманы, полицейские, лебедчики и прочий портовый люд. Иногда к врачу они приводят с собой детей и родственников, соседей и знакомых. Медицинская помощь на советских судах бесплатная, официально бесплатна она и в развивающихся странах Африки, но, увы, на деле это не совсем так…

— Несколько таблеток нитроглицерина не сделают погоды, мистер Кауту. Я презентую вам несколько упаковок.

Он затянул узел галстука, присел на край кушетки.

— Спасибо, доктор.

— В Мапуту обратитесь к любому советскому врачу. Можете сослаться на меня, врача «Павлограда».

Лоцман улыбнулся.

— Мое сердце нуждается в капитальном ремонте или еще поработает? Никак нельзя болеть, доктор. Большие планы. На днях мне обещано место второго штурмана на «Пембе».

Никогда не встречались с «Пембой»? Отличный сухогруз-семитысячник. К сожалению, единственное океанское судно, принадлежащее Мозамбику, гордость нашей республики.

— Где вы так хорошо выучили английский, мистер Кауту?

— На море, — просто ответил он. — Это длинная история и в двух словах ее не расскажешь.

— И все-таки…

— Лет двадцать пять я проработал на панамских судах и даже сподобился получить диплом штурмана, — начал Кауту. — И кто знает, может быть, я бы уже плавал старшим помощником, если бы в семьдесят восьмом не вернулся на родину. Капитаном я, конечно бы, не стал, потому что даже на панамских судах негр не может быть капитаном, а вот одного старшего помощника негра я знавал лично.

Желаете приобрести яхту? Тогда вот продается яхта бу в сети. Загляните.

Во времена португальского ига мо-замбиканцев, не имеющих своей земли, отправляли на принудительные работы в ЮАР и Родезию. Фактически это была работорговля, потому что там мозамбиканцы ничего, кроме плошки риса, за свой труд не получали. Меня определили на угольные шахты Витватерсранда, но я сбежал, добрался до Лоренсу-Марккша — так раньше назывался Мапуту. Несколько дней околачивался в порту, прячась от полицейских. Случайно познакомился с поваром панамского угольщика «Си роуз», американским негром. Он-то и надоумил меня бежать из Мозамбика и обещал помочь, если доберусь до Балтимора.

Категория: Гогет, Интересное.