10 курьезных историй со съемок «Звездных войн»

Просмотров: 102

#1

«Звездные войны» могли называться совсем иначе, если бы кто-то из съемочной группы проявил побольше смекалки. Дело в том, что боссам студии 20th Century Fox совершенно не нравилось это название. Сами они придумать ничего не могли и предложили участникам фильма выдумать свои варианты. Так был объявлен конкурс на лучшее название. Однако все идеи были либо совершенно бестолковы, либо просто не вызывали всеобщего одобрения. В результате название «Звездные войны» осталось как наименее плохое из всех.

съемки "Звездных войн"

#2

Для трилогии приквелов Джордж Лукас разрешил актерам самим выбирать цвет своих световых мечей. В приоритете был голубой, как у большинства джежаев. Зеленый оставили для Йоды, а красный для Дарта Вейдера. Но Сэмюэл Л. Джексон неожиданно предпочел фиолетовый цвет. Позже, комментируя свое решение, он скажет, что такой световой меч показался ему самым забавным.

Сэмюэл Л. Джексон со световым мечом

#3

У Джорджа Лукаса было множество самых безумных идей. То он хотел сделать из главного героя Люка Скайуокера гнома, то превратить Хана Соло в инопланетного монстра с жабрами. Но самой странной его выдумкой было решение взять на роль Магистра Йоды дрессированную обезьянку. На нее Лукас планировал надеть маску и вручить ей трость. Вот только первые пробы ни к чему хорошему не привели, и режиссера довольно быстро убедили отказаться от этой затеи.

кукла Йода

#4

Другой идеей фикс Лукаса было угодить своей дочери. Например, та как-то захотела, чтобы ее любимая группа ‘NSync и ее лидер Джастин Тимберлэйк также появились в «Звездных войнах». Сказано — сделано: в «Атаке клонов» группа сыграла камео на глазах у счастливой девочки. При монтаже, правда, сцену из фильма весьма разумно удалили.

Джордж Лукас на съемках трилоги приквелов

#5

«Звездные войны» — это не только новаторские спецэффекты, но и изобретательность звукорежиссеров. Учитывая, что в фильмах хватало звуков, которых не существует в реальности, они сполна могли поупражняться в находчивости. Так, звук летящего TIE-истребителя появился из наложения рева слона на визг автопокрышек по мокрой дороге. Голос Чубакки — не что иное, как микс из криков моржа, льва, медведя и еще целого ряда животных. А звук светового меча — шум старого лампового телевизора.

Чубакка и Лея, промофото

#6

Дарт Вейдер был первым героем, которого Лукас придумал для «Звездных войн». В оригинальной трилогии его сыграл актер Дэвид Проуз. На съемочной площадке он практически все время проходил в шлеме и черном костюме своего персонажа, его общение с режиссером был сведено к минимуму, а все его реплики позже были перезаписаны другим актером. Все потому, что Лукас просто на дух не переносил Проуза. Причем эта неприязнь была настолько сильной, что впоследствии Лукас через своих ассистентов запретил актеру посещать все вечеринки в честь «Звездных войн».

Джордж Лукас и Дарт Вейдер

#7

Впрочем, именно через Проуза Лукас сумел внести главную интригу в пятую часть своей саги. Боясь, чтобы никто не прознал про ее страшную концовку, режиссер изначально прописал в финале сценария реплику Дарта Вейдера: «Оби-Ван Кеноби убил твоего отца!». Это же благополучно повторил и Проуз. Только на стадии перезаписи звука, актер Джеймс Эрл Джонс, дублирующий Вейдера, произнес легендарную фразу: «Люк, я твой отец!».

съемки фильма "Звездные войны: Империя наносит ответный удар"

#8

С Лиамом Нисоном у Джорджа сложились отношения куда лучше. Он лично выбрал его на роль Квай-Гон Джинна в «Скрытой угрозе» и не мог нарадоваться его игре. Не учел режиссер только одного — рост Нисона 193 сантиметра и когда тот впервые оказался на съемочной площадке, то все декорации на его фоне выглядели совсем крошечными. В итоге все пришлось переделывать, что обошлось создателям фильма в лишние $150 000.

Лиам Нисон на съемках "Звездных войн"

#9

С ростом в «Звездных войнах» вообще хватало проблем. Но если двухметровый Чубакка — было самое то, то разница в росте между Харрисоном Фордом и Кэрри Фишер доставила создателям фильма немало хлопот. Форд был выше своей партнерши на целых тридцать сантиметров. И если для общих планов Кэрри просто оказывалась немного ближе к камере, то для крупных и средних — исполнительнице роли принцессы Леи ставили специальную подставку. Интересно, что к подобному приему со временем прибегнут и создатели «Секретных материалов».

Харрисон Форд и Кэрри Фишер на съемках "Звездных войн"

#10

В «Звездных войнах» самым сложным для Лукаса была работа с актерами. Общаться с ними он не особо умел и не скрывал этого. Куда интереснее ему было создавать спецэффекты и масштабные сцены. Однако от драматических эпизодов все же было не убежать. Так, сцена, где Хана Соло замораживают имперские штурмовики, снималась более десяти раз. В ее концовке принцесса Лея говорит: «Я люблю тебя». На что Хан отвечает: «Я тоже тебя люблю». Однако Харрисон Форд так устал от этой фразы, что то и дело менял ее на какую-то другую. В одном из последних дублей он просто ответил: «Я знаю». Переснимать это у Лукаса уже не было ни сил, ни желания. А актеры после этого при встрече, уже в шутку, раз за разом признавались друг другу в любви.

Категория: Новости.