5 ложных стереотипов об украинских мультфильмах

Просмотров: 66

Стереотип 1: Украинская анимация не имеет истории

Первый украинский художественный мультипликат появился еще в 1927 году. Тогда киевлянин Вячеслав Левандовский сделал на Одесской студии ВУФКУ 10-минутную «Сказку про соломенного бычка». Ранее тот же режиссер готовил анимационные вставки для различных научно-популярных фильмов, хроники и агиток. Все эти работы, а также многие последующие мультфильмы Левандовского, считаются утерянными. О том же «Соломенном бычке» мы сегодня можем судить лишь по сохранившемуся кадру и письменным источникам. Левандовский, которого называют «дедушкой украинской анимации», причастен и к появлению самого старого сохранившегося нашего мультфильма со звуком. Еще в 1928 он начал работу над лентой «Тук-Тук на охоте» (в том же году, когда Дисней сделал первый звуковой мультфильм « Пароход Вилли »), но, так и не завершив ее, уехал на Мосфильм. Причиной тому считают, что на одесской и киевской студии Левандовского постоянно отвлекали другими задачами, а местные директора попросту не хотели вкладываться в технически сложное и трудоемкое создание мультфильмов, тем самыми тормозя развитие анимации в Украине.

сохранившийся кадр из "Сказки про соломенного бычка"

«Тук-Тук»все-таки вышел на экраны — в 1935 году, под названием «Тук-Тук и Жук», с запоминающимися песнями и с явным политическим подтекстом. В анимации мальчик Тук с собакой защищали урожай от Свиньи и Лиса, которые четко ассоциировались с «западными империалистами». Зрителям мультфильм очень понравился, но партийные критики упрекнули создателей в диснеевщине из-за похожей манеры. Первый украинский звуковой мультфильм завершили Семен Гуецкий и Евгений Горбач при участии Ипполита Лазарчука . Эти авторы, «киевский триумвират», как их назвал историк анимации Борис Крыжанивский, определили развитие жанра в Украине на все десятилетие. С началом войны на киевской киностудии распустили цех мультипликации, а его сотрудники вынуждены были применять свои умения для учебных фильмов и научпопа либо устроиться на съемки кино с актерами. Это на двадцать с лишним лет поставило историю анимации в Украине на паузу. Но зато ее возрождение, уже на студии «Киевнаучфильм», оказалось громким.

Тук-Тук и Жук

В 1960-е в мультипликацию пришло молодое поколение авторов, собравшееся на «Киевнаучфильме» вокруг вернувшегося в жанр Ипполита Лазарчука, теперь уже мэтра и учителя, которого студийная молодежь звала «Папой». Тогда же впервые самостоятельными режиссерами мультфильмов выступили женщины — Ирина Гурвич и Нина Василенко , которые еще до войны работали в мультипликационном цехе, но оставались в тени на должностях ассистентов или художников.

Заметный творческий сдвиг в анимации совпал с перестройкой — тогда даже авторы в почетном возрасте стали смело экспериментировать со стилями, темами и сюжетами. С Независимостью мультипликационное отделение «Киевнаучфильма» превратилось в «Укранимафильм», анимации стали обучать в институте, появились частные студии. Но экономические проблемы в государстве сказались на количестве мультфильмов, на их качестве — запрос рынка на определенный формат. Последний и сейчас царит в коммерческой анимации, которая пока неуверенно пытается подражать успешным американским образцам. Авторские мультфильмы, которые сейчас может делать кто угодно при наличии таланта и минимума оргтехники, зависят от энтузиазма и готовности авторов отдавать свое время для искусства, часто в ущерб финансовому благополучию.

Стереотип 2: Украинская анимация — только детская

Для многих этот стереотип касается всей мировой анимации, которая изначально-то, еще сто с лишним лет назад, была адресована зрителю неопределенного возраста. Действительно, есть множество прекрасных украинских детских мультфильмов, выполненных в различных техниках: рисованной (« Тяв и гав »), перекладки (« Медвежонок и Тот, кто живет в речке », « Почему у петуха короткие штаны »), кукольной (« Вася и динозавр »), пластилиновой (сериал «Профессионалы») и др. Но для широкого зрителя они так и остаются просто детскими или семейными развлекательными мультфильмами — их высокий художественный уровень могут оценить лишь те, кто разбирается в анимации.

Однако еще в 60-х годах украинские аниматоры стали делать ленты с «недетскими» историями, в частности благодаря тому, что появились сильные сценаристы вроде Арона Каневского и Феликса Кривина . Те же мультипликаторы, которые оживляли в красочных и светлых образах детские сказки, время от времени создавали серьезные высказывания для взрослых. Ипполит Лазарчук в 1964 году сделал по сценарию Каневского мультфильм « Мишка+Машка ». В этой анекдотичной, на первый взгляд, комедии о соседских детях очень точно подмечен эгоизм и неспособность взрослых людей решать конфликты мирным путем. « Какого рожна хочется » 1974 года — неожиданный мультфильм от Давида Черкасского , несмотря на узнаваемые манеру и отсылки к стилистике большого кино. Эта едкая сатира на лицемерный городской быт и нравы времен развитого социализма легко может быть спроецирована и на бездумное общество потребления наших дней. Да и в детском мультфильме вы не услышите о Камю и Кафке.

С перестройкой и провозглашением Независимости взрослой анимации стало в разы больше, исчезли многие гласные и негласные табу, в том числе и на эротику. В 90-х на частной студии «Борисфен-С» было создано несколько примечательных мультфильмов для взрослых: пародийные « Клиника » и « Последняя жена Синей Бороды » Александра Бубнова , эротический «9 ½ минут» Сергей Кушнерова . Кстати, Кушнеров, известный зрителю еще и по « Бестолковому вомбату », сейчас работает в Голливуде на студии Illumination, в частности он был художником для « Тайной жизни домашних животных » и « Миньонов ».

Стереотип 3: Украинская советская анимация — сплошь пропаганда

В мечтах партийного руководства все так и было. Вообще, любая кинопродукция должна была служить пропаганде, мультипликация в том числе. Анимации для взрослых часто создавались, чтобы изобличить политических или социальных врагов системы, покритиковать вредные веяния Запада или такие неприемлемые для коммунизма пороки, как лень, трудовая безалаберность, индивидуализм, равнодушие к идеологии. Социальная критика, по словам аниматора Евгения Сивоконя , в то время могла быть лишь на уровне управдома — остальное бы просто не дали сделать или бы отложили на полку. К работам самого Сивоконя не раз предъявлялись претензии. В его дебютном фильме разрешили использовать музыку Beatles только после того, как узнали, что музыканты перечисляют деньги британской компартии. В « Сказке про доброго носорога » по стихотворению Заходера цензоры усмотрели недовольство властью, и автору приходилось объяснять, олицетворяют ли персонажи кого-то конкретно.

Но, как и в любом виде искусства, в анимации иногда можно было найти цензурные бреши, чтобы создать универсальное высказывание. В работах Сивоконя, например, часто присутствует мотив одиночества, нахождения своего места в мире, ощущения отстраненности от большинства. Работы « Злостный разбиватель яиц » Ирины Гурвич и « В мире пернатых » Владимира Дахно — проницательные наблюдения о человеческой жизни. В другой работе Дахно «День восьмой, или Первый урок мышления» одним из героев является Бог, хоть и показанный в комическом ключе. В конце 80-х в украинской анимации стала появляться настоящая политическая критика. Мультфильм Владимира Гончарова « Правда крупным планом » как раз обыгрывает тему советской пропаганды и гласности, символически прощаясь с совком.

Стереотип 4: Украинской анимации нечем удивить

В том смысле что, каков вклад в мировую историю анимации? Есть ли для украинских мультфильмов какое-то место в глобальном контексте? На весь мир известны хорватская, польская, канадская школы анимации. В истории остаются работы со стремлением к экспериментам и смысловой глубине. И на самом деле, нашей анимации есть что показать, она требует переосмысления, нового открытия для мира и внутри страны тоже. Каким бы плотным ни был железный занавес, эхо общих культурный веяний доходило и до нас. Так, в миниатюре « Камень на дороге. Демагог » (1968) Владимира Гончарова можно разглядеть популярную тогда неодадаистскую эстетику — ту самую, которую, например, использовал Терри Гиллиам в заставках « Монти Пайтон ». В режиссерском дебюте Давида Черкасского « Тайна черного короля » (1965) отмечали сходство с обсуждаемыми тогда югославскими мультфильмами. Работы, близкие к абстрактной анимации, в позднесоветское время можно было делать, маскируя под «мультфильмы для самых маленьких». Например, « Мозаика » Владимира Врублевского создавалась как наглядная инструкция к одноименному детскому конструктору.

Настроения в обществе под конец перестройки и начало 90-х отразились на украинских мультфильмах — и эти работы действительно можно считать отдельным культурным явлением. В анимации появились признаки кэмпа, трэш-эстетика, интерес к мрачному, иногда шокирующему, сочетанию несочетаемого. В 1990 Наталия Марченкова создала «Любовь и смерть картошки обыкновенной» — «кулинарную» мультоперетту, в которой одну из партий озвучил Павло Зибров. Годом ранее Михаил Титов экранизировал мрачный фаустианский рассказ «Ерик» Андрея Платонова — вполне в духе оригинала. В 90-х на «Укранимафильме» вышло несколько хоррор-альманахов — вот где на поверхность вышло все бессознательное отечественной анимации, таившееся годами!

Стереотип 5: В украинской анимации нет больших авторов

Как раз во многих отечественных мультфильмах заметна индивидуальность автора. Например, вы не спутаете с другими картины Черкасского, их объединяет не только одна манера, но и ряд узнаваемых мотивов вроде отсылок к западной поп-культуре и обыгрывания кинематографических жанров. Большим автором является Евгений Сивоконь, чье творчество всегда тяготело к философичности, притчевости и дает пространство для разночтений. Поразительные кукольные мультфильмы создает Олег Педан, один из немногих, кто продолжает работать сегодня в Украине в этой трудоемкой технике. Этот список имен можно продолжать. Сейчас к ним присоединяются и 20-30-летние аниматоры, выбравшие работу над авторскими мультфильмами — Анатолий Лавренишин , Никита Лыськов и др.

История украинской анимации малоизвестна, потому что мало описана. Последние книги на эту тему были изданы еще в 80-х, документальные фильмы о мастерах у нас не снимаются (в соседней России, наоборот, это делают очень активно), в СМИ об анимации упоминают редко, хотя украинское игровое и документальное кино свою часть внимания в масс-медиа все же получает. У нашей анимации есть все предпосылки для того, чтобы занять место в мировом культурном контексте, и потому пока что главной брешью остается интерес аудитории — как рядовой зрительской, так и профессиональной (кинокритики, журналисты, культурологи). Аудитории, готовой воспринимать мультфильмы как серьезное кино, считывать в них авторские высказывания и подтексты.

Международный фестиваль актуальной анимации и медиаискусства Linoleum 2017 пройдет с 28 сентября по 1 октября в Киеве, в помещении Национального центра им. А. Довженко (ул. Васильковская, 1)

Категория: Новости.